Картинки бомбибом

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере


бомбибом картинки

2017-10-22 20:57




- Циля, ты с ним спала? - Ой, Жора, я вас умоляю!.. Так, вздремнула несколько раз.


Тупая безыдейность лучше бредовой одержимости.






У меня сегодня беда - я обжогся Я сегодня утром обжог руку, И забыть об этом не могу, Я сегодня утром гладил брюку И случайно прикоснулся к утюгу ! Расскажу как было дело : Я немножко плюнул на него, Видно это вот его задело - На руке моей сейчас пятно. А потом мне стало все понятно : Утюгу проходу не дают - Ну кому же может быть приятно, Когда люди на него плюют. Утюги ! не обжигайте руки ! Я вам слово честное даю, Снова буду гладить я рубахи, брюки, Но на вас отныне НЕ плюю.


Выход - есть всегда. - Вот с ними постарайся договориться, - подвезя меня к летнему стану, посоветовал агроном. - Слышь, мужики, тут такое дело, травку не поможете скосить? - подойдя к бригаде сельских механизаторов, поинтересовался я, надеясь на лучшее. Да, не повезло мне в тот момент, когда директор леспромхоза решил, что старшим в сводно-командированной бригаде по оказанию шефской помощи одному передовому совхозу буду я. Лесорубы и деревообработчики косить траву не очень-то любили, но план есть план и поэтому его надо было выполнять. - Полянка неплохая, ровная и сухая, - оценив молчание как взаимопонимание, продолжил я, - комбайн ваш как по маслу пойдет, а за мной не заржавеет. - А чем рассчитываться будешь? - надвинулся на меня здоровенный мужик, я так понял «бугор». - Так это, знамо чем - «гадючкой». «Гадючка» - технический спирт, выпускаемый родственным нашему леспромхозу бумкомбинатом, имел отвратный запах и вкус. Сделанный из опилок, он шел в основном на технические нужды, но при необходимости, можно было употребить и вовнутрь. Кстати, за три литра оного я два часа назад и выторговал для своей бригады отличную полянку у совхозного агронома. - И во сколько выльется твоя благодарность? - поинтересовался бугор. - Десять литров устроит? - вопросом на вопрос отреагировал я, понимая, что торг тут не уместен. Да и спирту того у меня в запасе была почти полная двухсотлитровая бочка - презент коллеги-снабженца. - Отдам сразу! Больше произнести я ничего не успел. Под бурные крики механизаторов - «давай, Слава, быстрей, мы тебя ждем!», бугор ухватил меня за ворот куртки и потащил за собой в германскую косилку. Я и охнуть не успел, как оказался на каком-то ящике с гаечными ключами, в довольно комфортной кабине. - Показывай, где поляна? - злобно рявкнул бугор, осознавая, что моя нерасторопность оттягивает миг расчета. - Там! - махнул я рукой в примерном направлении, и косилка с места встала на «дыбы», выбрасывая крупным протектором грязь. Гонки на германской косилке по пересеченной местности - вещь довольно экстравагантная, но сейчас речь не об этом. Моя бригада встретила меня на «Ура», оно и понятно, какая нужда махать в жару косой, если в это время можно полежать в тени кустов, попить водочку (читай мой спирт) и перекинуться в карты, а процесс заготовки кормов доверить специалистам. А то, что бугор сельских механизаторов - взаправдашний специалист, сомнений не вызывало. Косилка, прыгая по небольшим буграм как конь, тем не менее сбрила траву не хуже чем «Gillette» щетину. Через два часа все было кончено, и мои мужики едва успевали грузить скошенный силос в наш «Урал» и два «157-Зила». - Готово, братан! Надо бы рассчитаться! - подвалил ко мне разгоряченный бугор. - Так это без проблем, пойдем. Вот, наливай, - подводя его к своему УаЗику-буханке, выданному мне предприятием на период сельхозработ в виде мобильного штаба, и кивнув на стоящую в салоне бочку, согласился я. - Куда наливать? - опешил механизатор. - Да куда хошь наливай, хоть в канистру, хоть в ведро, за такую работу я тебе еще и пару литров в виде премии накину, - благосклонно осклабился я, - выручил ты нас! - Так нет ведра и канистры тоже, - развел тот в сокрушении руки, - братан, ты мне дай на время свою, а я верну, - узрев в салоне пластмассовую канистру, взмолился он. - Не, канистру не дам, она мне самому нужна, мне сейчас к кладовщику вашему, что на весовой, ехать надо, - не согласился я, - ты уж поищи во что тебе налить. Канистру я действительно не мог отдать, она у меня в те времена тотального дефицита была чем-то вроде «Визы» или «Мастер-кард», которую я постоянно пополнял из бочки-банка. Бугор, потерев голову в районе затылка, бросился сначала к одной нашей машине, потом к другой, пошуровал у себя в комбайне и удрученный вернулся обратно. - Нет тары! - чернее тучи, промолвил он, - даже ведра чистого нет, хотя в нем я и хрен довезу! - Ну, друг, не знаю чем тебе и помочь, хочешь подожди, я сейчас на весовую сгоняю, а потом к вам на стан подъеду, там во что-нибудь и сольем! - обнадежил его я. - Не, так не пойдет, меня же мужики ждут, да они меня на части порвут, если я порожняком вернусь. Куда же мне его влить? - Ты только решай быстрей, а то меня время поджимает, машины-то уже ушли, а без меня их там тонн на пять ваш кладовщик точно нагреет! - Слышь, друг! - вдруг с мгновенно просветленным взором, произнес бугор, - а на пять минут канистру дашь, чтобы мне спирт до комбайна донести? - Ну на пять минут бери, только не дольше, - согласился я. Канистра действительно вернулась через пять минут, и я даже не понял куда делось ее содержимое, отвлекшись на разговоры со своими мужиками. Сказав спасибо, бугор от которого уже явно пахло свежачком, я так понял от последних слитых в рот капель, оседлав своего железного коня, попер к стану. У истории было продолжение, так как через недельку я опять выкупил у агронома неплохую полянку, где можно было поработать косилкой. Дорога была уже проторена и я ломанулся на совхозный полевой стан. И вот что мне там мужики поведали: - Славку мы в тот день ждали долго. Он появился уже ближе к вечеру. Глядим, косилка по полю рулит, но как-то странно - финтами. Ну мы сразу поняли, что «готовый» он уже, но блин не до такой же степени. Когда кабину открыл, вывалился прям на землю. Вообще лыка не вяжет! Ну мы думаем хрен с ним, не мог же он десять литров выжрать, наверное и нам что-то осталось! Обыскали комбайн - ноль! Только банка какая-то консервная валяется и от самого комбайна спиртом прет как от винзавода. Трижды обыскивали - найти не можем. Этого - кивнув на скромно улыбающегося Славу - разбудить не можем, он только бурчит все. Ну сели напротив, думаем, то ли рожу ему набить пока спит, то ли к вам ехать узнавать что к чему. Минут через сорок смотрим, зашевелился, встал, нас мутным взглядом обвел и к комбайну. Банку эту консервную подобрал и к кранику блока - цедит! Тут до нас и дошло, что спирт у него в системе охлаждения. Горячий, но по мозгам бьет как крупнокалиберным снарядом. Хорошо хоть у этих комбайнов в системе вода, антифриз-то мы давно уже пропили! Как раз один к одному и развелся. Два дня мы возле этого комбайна кувыркались!